В Екатеринбурге отменили оправдательный приговор Дмитрию Лошагину // URAL.KP.RU Комсомольская правда в Екатеринбурге

26 февраля 2015, 12:04

6 0

В Екатеринбурге отменили оправдательный приговор Дмитрию Лошагину // URAL.KP.RU Комсомольская правда в Екатеринбурге

Фотограф Дмитрий Лошагин все-таки убил свою супругу Юлю. В порыве гнева свернул ей шею, потом вывез тело за город и там сжег некогда любимой девушке лицо и руки. К такому выводу пришел областной судья.

«Около 10 часов вечера Лошагин, его жена и несколько гостей через техническое помещение 17-го этажа поднялись на крышу для обзора панорамы ночного города, где находились непродолжительное время, - говорилось в обвинительном заключении. - Вскоре Дмитрий и Юлия Лошагины решили спуститься с крыши. Но в техническом помещении, когда супруги остались наедине, между ними произошла ссора. Пьяный Лошагин напал на Юлию, нанес ей обутыми ногами множественные удары, после чего схватил женщину руками за голову и с силой повернул, причинив механическую травму шеи. Девушка скончалась на месте происшествия».

В неофициальных разговорах следователи объясняли журналистам «КП»: на вечеринке Юлия заявила мужу, что он ей надоел, и что она уезжает к своему столичному любовнику. Ну, а если супруг ее не отпустит, она подбросит ему в машину 5 килограммов кокаина, чтобы Дмитрия посадили в тюрьму за хранение наркотиков в особо крупном размере. Вот тогда нервы фотографа и не выдержали.

Сперва казалось, что судья занял сторону Дмитрия. Теща фотографа попыталась выстроить логическую цепочку: после исчезновения Юлии в белой «Ауди ТТ» Лошагиных были найдены загранпаспорт и водительские права красавицы. Эта находка, по мнению Светланы Рябовой, должна доказать, что модель не покидала в роковой вечер квартиру, так как она не могла уйти из дома без важных документов.

- Эти документы не связаны с данным уголовным делом. Дмитрий Лошагин говорил, что Юля ушла. И он не врал. Его жена могла уехать без прав и паспорта, - резюмировал юрист Сергей Лашин.

Но дальше весьма убедительно стал выступать прокурор (гособвинитель) Микаэль Оздоев.

- Лошагин закрыл дверь на крышу. А затем свидетели, запертые там, услышали звук бьющегося стекла, - начал свою речь Оздоев. - Есть видеозапись, как Юлия заходила вечером в лофт. Но не вышла. Камеры видеобнаблюдения были выключены!

Прокурор недоумевал, почему судья не учел показания свидетелей, что Юлия на вечеринке была уставшей. Девушка не собиралась покидать дом.

- Интересна ситуация с автомобилем Лошагиных. Дмитрий отдал «Ауди ТТ» на ремонт, а сам заявил, что Юля уехала на ней куда-то, - добавляет Микаэль Оздоев. - Совокупность доказательств достаточна для вынесения обвинительного приговора. Прошу взять Дмитрия под стражу!

Не давая опомниться адвокатам Лошагина, слово взял адвокат мамы модели.

- Защита Дмитрия пытается убедить суд, что у него с женой были идеальные отношения. Но мне доподлинно известно, что это не так, - объяснил Евгений Черноусов.

- Формат отношений Лошагина и его жены, очевидно, не укладывается в картину мира адвоката Черноусова.

Дальше защита матери модели разыграла главный козырь – протокол первого допроса Лошагина.

Напомним, оперуполномоченный Павел Прокопчик уверяет, что Дмитрий признался ему в убийстве еще в первый день, когда его задержали. Об этом он даже написал рапорт.

«Докладываю, что в ходе работы по уголовному делу в следственном кабинете СИЗО № 1 г. Екатеринбурга состоялась беседа с Лошагиным Д.А. , в ходе которой он пояснил, что 24.08.2013 г. вывез тело Юли в пластиковом контейнере в район деревни Решеты, после чего контейнер выкинул в мусорные баки возле стелы «ЕВРОПА-АЗИЯ», телефон и часы Юли он выкинул в водоем, но в какой точно не пояснил. Свои вещи, в которых он вывозил труп Юли и находился в день ее убийства, разбросал по мусорным бакам в Екатеринбурге в течение нескольких дней. Рассказывать об обстоятельствах убийства жены отказался, сославшись на отсутствие адвоката».

В суде первой инстанции эту улику не стали рассматривать, так как Лошагин дал показания без адвоката (а обвиняемый не может давать показания без своего защитника). Готовясь к апелляции, юрист Евгений Черноусов выяснил, что когда фотограф дал первые показания, ему еще не предъявили обвинение, а значит, многострадальный рапорт можно использовать в суде.

Судья на этот раз занял сторону обвинения. Правда, Лошагина пока отпустили - под подписку о невыезде. Сейчас будет назначено новое заседание, где фотограф вновь будет обвиняемым. И Лошагину придется вновь доказывать, что он не убивал свою красавицу-жену.

Дело об убийстве вновь отправляется в Октябрьский районный суд Екатеринбурга. Правда, сейчас его отдадут уже другому судье. Кроме того не исключено, что к процессу вновь подключат следователей, которым будет поручено найти новые улики, чтобы фотограф уже точно не сорвался с крючка.

Чтобы разобраться в том, почему расследование длилось так долго и почему следователям так и не удалось «расколоть» Лошагина, мы пообщались с юристом Иваном Волковым, который был непосредственным участником следственного процесса.

- Раньше я оказывал юридическую помощь первой жене Лошагина – Татьяне. В частности представлял в суде ее интересы по делу о побоях. Татьяна работала в отеле «Хаятт» руководителем кафе. Однажды там появился Лошагин, демонстративно прошел через зал к барной стойке, купил стакан вишневого сока и при всех вылил его Тане на голову. После этого он схватил ее за волосы и несколько раз ударил. Одной рукой бил, второй – снимал на телефон. Затем Дмитрий спустился вниз к машине, в которой сидела Юля, и отчитался перед супругой. Все это наблюдали очевидцы. Позднее, когда я позвонил Диме на сотовый, трубку взяла именно Юля. Она же и заявила, что у них с Димой хорошие связи, и они ничего не боятся… Конечно, Таня подала на бывшего мужа в суд. А 3 сентября мне позвонил оперуполномоченный Первоуральска Павел Прокопчик и сказал: «Лошагин обвиняется в убийстве. Что у вас есть на него?» Я рассказал, что Дима идет по 116 статье «Побои». Еще одно уголовное дело стало достаточным основанием, чтобы взять подозреваемого под арест. После этого Лошагина «закрыли» и уже не выпускали. Впоследствии мы с Прокопчиком плотно общались, и он утверждал, что раскрыл преступление в течение дежурных суток. По его словам, Дима в присутствии еще двух людей без диктофона и прочих записывающих средств, признавался, что именно он убил Юлю. И даже рассказал, как увозил и сжигал тело. Прокопчик человек с более чем 20-летним стажем работы. Он раскрыл ни одно убийство!

- На Дмитрия могли оказывать воздействие – это обычная практика. Но чтобы бить – это вряд ли. Обычно такие слова говорят все публичные люди, которые задерживаются силовыми структурами. Лошагин обвинил оперов в том, что у него пропали личные вещи, изъяли интимные фотографии, не относящиеся к личному делу. На него элементарно могли воздействовать обнародованием фотографий для того, чтобы он сознался.

- Я позвонил Татьяне. И она решила, несмотря на прошлые обиды, поддержать бывшего мужа. Моя клиентка не стала доводить дело о побоях до приговора. Татьяна и Дима пришли к мировому соглашению. Но на заседании о прекращении дела произошло неожиданное. Когда Лошагин стоял в клетке, у Татьяны была возможность пообщаться с ним. В это время Дмитрий рассказал ей, что это он в порыве гнева убил Юлю. У Татьяны моментально началась истерика. Мы попросили объявить перерыв и когда вышли на улицу, она обо всем рассказала мне.

- Насколько мне известно, и Сергею Лашину, и Зое Озорниной заплатили по 750 тысяч рублей. Но Дима и его мама остались недовольны их работой.

- Сергей Лашин – молодой адвокат без большого опыта. А второй адвокат Зоя Озорнина и вовсе работала не «за», а «против» Лошагина. У меня сложилось четкое впечатление, что они антагонисты. Они не только не работали в команде. Они работали против друг друга! Каждый тянул одеяло на себя.

- У следствия нет прямых доказательств вины Лошагина даже сейчас. В принципе, по таким делам нужно добиваться сотрудничества с подозреваемым. Тут нужен не жесткий прессинг, а конструктивный диалог. Если бы от Лошагина поступила явка с повинной, вот это бы была «раскрывашка». Бывает, что опера идут на некое нарушение и, когда у них сидит уже подозреваемый, они говорят: «Вот тебе лист бумаги, а вот тебе ручка. Пиши, как явку с повинной. Это станет смягчающим обстоятельством при раскрытии уголовного дела».

- Дмитрий занял крайнее положение и навредил себе. Он отказался общаться. У людей возникает вопрос: «Если ты муж, любишь, то почему молчишь?» Это сразу настораживает.

Также читайте: Адвокат упал в обморок после 9-часового заседания суда по делу Захарченко

Источник: ural.kp.ru

На страницу категории

Loading...